Суббота, 23е Сентября 2017

Чернобыль: мифы и реальность спустя 30 лет

Апрель 26, 2016
Чернобыль: мифы и реальность спустя 30 лет

26 апреля в России отмечается День памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Ровно 30 лет назад, 26 апреля 1986 года, на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции произошла крупнейшая в истории мировой атомной энергетики авария. Она породила целый пласт мифов и спекуляций, связанных с радиационным воздействием на человека и природу, которые в свою очередь заложили основу радиофобии, необоснованного страха перед радиацией.

Вся мировая наука за 60 лет подробных научных исследований никогда не наблюдала на человеке каких-либо генетических последствий вследствие радиационного облучения. Более того, Международная комиссия радиологической защиты по прошествии 20 лет, понимая, что нет никаких оснований говорить о генетических рисках, понизила их риски практически в 10 раз, рассказывает РИА «Новости» доктор физико-математических наук, профессор, первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН Рафаэль Арутюнян.

«Представление о катастрофичном характере аварии – это не просто выдумка отдельных журналистов или экологов. К сожалению, это представление возникло в общественном сознании после так называемого «Чернобыльского закона» от 12 мая 1991 года, в преамбуле которого написано о том, что страну постигла экологическая катастрофа, общенародное бедствие. Закон определял зону радиационного поражения, обозначал цифру в 8 миллионов пострадавших и сотни тысяч ликвидаторов аварии. И все люди, охваченные этим законом, одномоментно оказывались в зоне смертельного риска, в ожидании онкологических заболеваний, наследственных генетических дефектов», — говорит профессор Арутюнян.

Итак, мифы Чернобыля.

Миф первый: Авария на Чернобыльской АЭС оказала катастрофическое влияние на здоровье от десятков тысяч людей до сотен тысяч. 

Реальность: В российском национальном радиационном и эпидемиологическом Регистре зарегистрировано более 638 тыс. человек. Фактически данный Регистр — самый большой в мире, его данные совершенно четкие, их невозможно опровергнуть. Из зарегистрированных людей 187 тыс. находятся в статусе ликвидаторов, а 389 тыс. – жители территорий, подвергшихся наибольшему загрязнению радионуклидами (Брянская, Калужская, Тульская и Орловская области). За прошедшие десятилетия лучевая болезнь была выявлена у 134 человек, находившихся на аварийном блоке ЧАЭС в первые сутки. Из них 28 погибли в течение нескольких месяцев после аварии (27 в России), 20 умерли по разным причинам в течение 20 лет.

Среди ликвидаторов аварии было выявлено 122 случая заболевания лейкемией, из упомянутых 187 тыс. человек, и возможно, 37 из них могли быть индуцированы чернобыльской радиацией.

Регистр фиксирует единственное серьезное последствие аварии — рак щитовидной железы среди детей. Причиной этого явилось непринятие определенных мер — йодной профилактики и введение ограничений на потребление продуктов местного производства (в регионе аварии). По данным Регистра к началу 2016 года из 993 случаев заболеваний раком щитовидной железы у детей и подростков (на момент аварии) 99 могли быть связаны с радиационным облучением. Увеличения количества заболеваний другими видами онкологии среди ликвидаторов по сравнению с другими группами, нет.

Цитата из доклада Всемирной организации здравоохранения за 2006 год: «Значительное увеличение заболеваемости раком щитовидной железы произошло у людей, которые были детьми и подростками во время аварии и проживали в наиболее зараженных районах Беларуси, Российской Федерации и Украины. Это было вызвано высокими уровнями радиоактивного йода, который вырвался из реактора Чернобыльской атомной электростанции в первые дни после аварии. Радиоактивный йод осел на пастбищах, где паслись коровы, и затем сконцентрировался в их молоке, впоследствии употребляемом детьми. К тому же, положение усугублялось общим дефицитом йода в местном рационе питания, что привело к еще большему аккумулированию радиоактивного йода в щитовидной железе. Поскольку срок жизни радиоактивного йода является коротким, если бы люди прекратили давать местное зараженное молоко детям в течение нескольких месяцев после аварии, вероятно, в большинстве случае не произошло бы увеличения рака щитовидной железы, индуцированного радиацией». 

Никаких других последствий для населения не зафиксировано, что полностью опровергает все сложившиеся мифы и стереотипы о последствиях аварии для здоровья населения.

Мера воздействия — дозы радиации, полученные населением. Если сегодня анализировать радиационные дозы жителей чернобыльских зон за прошедшие 20 лет, то из 2,8 миллионов россиян, оказавшихся в районе воздействия аварии, — 2,5 миллиона получили за 20 лет дополнительную дозу меньше 10 миллизиверт, что в пять раз меньше среднемирового фона облучаемости. Менее 2 тысяч человек получили дозы больше 100 миллизиверт, что в 1,5 раза меньше дозы, накапливаемой ежегодно жителем таких стран как Финляндия или российской Республики Алтай именно по этой причине среди населения не наблюдается и не может наблюдаться каких-либо радиологических последствий кроме уже отмеченных выше раков щитовидной железы. При этом нужно понимать, что среди 2,8 млн. людей не зависимо от места их проживания ежегодно от раковых заболеваний не связанных с радиационным фактором смертность составляет от 4000 до 6000 чел. ежегодно, т.е. за 20 лет от 80 до 120 тыс. смертей.

Еще одна цитата из доклада ВОЗ: «Для сравнения, высокая доза радиации, которую обычно получает пациент в результате компьютерной томографии всего тела, приблизительно эквивалентна суммарной дозе, аккумулированной за 20 лет жителями слабозаражённых районов после Чернобыльской аварии». 

Мировой пример — трагедия Хиросимы и Нагасаки, на которые в 1945 году США сбросили ядерные бомбы. В Хиросиме и Нагасаки из 86 тысяч людей, выживших после ядерного взрыва (погибло 210 тысяч человек) и наблюдавшихся в японском медицинском регистре с 1950 года, только 480 человек умерли от раковых заболеваний, связанных с облучением.

Численность населения современной Хиросимы, стоящей прямо на месте ядерного взрыва — 1,2 млн. человек, численность населения современного Нагасаки — 434 тыс. человек (примерно, как Брянск).

Миф второй: Генетические последствия для человечества аварии на ЧАЭС ужасны. 

Реальность: Вся мировая наука за 60 лет подробных научных исследований никогда не наблюдала на человеке каких-либо генетических последствий вследствие радиационного облучения. Более того, Международная комиссия радиологической защиты по прошествии 20 лет, понимая, что нет никаких оснований говорить о генетических рисках, понизила их риски практически в 10 раз. Поэтому разговоры о генетических последствиях Чернобыльской катастрофы можно с полной уверенностью назвать фантастикой, или ложью, что будет более точно.

Миф третий: Переселение людей из города Припять и прилегающих территорий было плохо организовано, людей возвращать обратно в зону нельзя. 

Реальность: Эвакуация почти 120 тысяч человек была проведена, конечно, не без ошибок, но быстро, профессионально. Информация о том, что люди получали серьезные дозы радиационного облучения в ходе эвакуации — неправда. Я уверен, что население можно было вернуть обратно, но для этого необходимо было провести соответствующие мероприятия по дезактивации и очистке территории, чего сделано не было.

Миф четвертый: Природа, окружающая среда пострадали от аварии на атомной станции еще сильнее, чем человек. 

Реальность: Парадигма радиоэкологии такова, что если защищен человек, то окружающая среда защищена с огромным запасом. Если влияние на здоровье человека радиационного происшествия минимально, то ее влияние на природу будет еще меньшим. Говоря о Чернобыле, воздействие на природу наблюдалось только рядом с разрушенным энергоблоком, где было облучение до 2000 рентген облучение деревьев в так называемом «рыжем лесу». На данный момент вся природная среда даже в этом месте полностью восстановилась, чего не было бы, к примеру, при химической аварии.

Миф пятый: На ликвидацию последствий аварии в силу ее масштабности, колоссальности воздействия, были затрачены огромные деньги

Реальность: Начиная с 1992 года, Россия потратила больше 4 миллиардов долларов на ликвидацию последствий аварии. Как известно, основную часть средств направляли на социальные выплаты. Деньги на самом деле мизерные — около 1 тысячи долларов на каждого человека. То есть, ни о каких колоссальных суммах в данном случае речи не идет.Другое дело, что в результате аварии произошло замедление развития атомной энергетики в Советском Союзе и других странах.

Миф шестой: В России самые высокие нормативы по радиационному облучению среди всех стран, развивающих атомную энергетику

Реальность: Российские стандарты облучения одни не из самых высоких, а одни из самых жёстких в мире. Мерой радиоактивности служит активность, которая измеряется в Беккерелях (Бк). Например, в России есть норма содержание цезия-137 в молоке не должно превышать 100 Бк на литр. В Норвегии для детского питания норма — 370 Бк на кг. То есть, если у нас молоко со 110 Бк уже считается радиоактивным отходом, то в Норвегии это более чем в 3 раза ниже нормы.

По словам профессора Арутюняна, катастрофой аварию на ЧАЭС сделал целый ряд политических решений, которые не были основаны на реальных критериях, не имели никакого отношения к реальному уровню рисков для населения.

«К сожалению, уроки Чернобыля не выучили в Японии. И сейчас наши японские партнеры натыкаются на те же грабли, на которые наступили мы в ходе ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. В Японии провели массовую эвакуацию людей, вводят такие же жесткие, необоснованные нормативы по радиационной безопасности. Это все повторы наших ошибок. Отказ японского правительства от использования атомной энергетики также абсолютно не обоснован. После Чернобыля научное сообщество и проектанты в нашей стране всерьез занялись изучением тяжелых аварий, параллельно в мире развернулись исследовательские программы по тяжелым авариям на АЭС, и когда Росатом, в рамках «ядерного ренессанса» определялся с обликом будущих атомных станций, то во главу угла было поставлено обеспечение безопасной эксплуатации АЭС», — утверждает учёный.

Миф седьмой: Первая крупная авария на АЭС была именно на Чернобыльской атомной станции

Реальность: Первой крупной аварией АЭС была авария на атомной станции Three Mile Island (Три-Майл-Айленд, штат Пенсильвания, США) в 1979 году. В результате технических отказов и ошибок персонала на станции произошло расплавление активной зоны реактора. Но ядерное топливо не прожгло корпус реактора, так что радиоактивные вещества, в основном, остались внутри. Аварию некоторые специалисты называют практически абсолютной копией чернобыльской. Ключевой ошибкой СССР было игнорирование событий на «Три-Майл-Айленд» как первого предвестника тяжелой аварии на АЭС.

Миф восьмой: Власти скрывали ситуацию от населения и общественности с первых минут аварии на ЧАЭС, хотя сами все прекрасно знали

Реальность: Все гораздо сложнее, чем хочется представить некоторым «экспертам». Безусловно, власти скрывали полную информацию, но, в первую очередь, сама система оказалась не способной быстро и адекватно оценить обстановку. К тому же в то время в стране не существовало надежной, а тем более независимой системы контроля радиационной обстановки. Невозможно было в реальном времени получить информацию о том, какой радиационный фон наблюдается вблизи, в отдалении от ЧАЭС. Если бы такая система была, то удалось бы избежать употребления населением продуктов питания из зон поражения в первые дни катастрофы. Власти сами первое время не понимали, что произошло и какова ситуация.

Это сейчас вокруг АЭС раскинута сеть Автоматизированной системы контроля радиационной обстановки (АСКРО), позволяющей местным властям и любому желающему зайти в Интернет и на специальном сайте выяснить реальную радиационную обстановку вокруг любой АЭС. Тогда подобной системы просто не было и для принятия решений требовалось провести анализ ситуации, а это занимало драгоценное время.

Миф девятый: В аварии виноват «мирный атом», потому что им нельзя управлять, он обязательно вырвется наружу и уничтожит все вокруг

Реальность: Есть три урока аварии на ЧАЭС, или три причины. Попунктно:

— персонал атомной станции нарушил все инструкции и правила при проведении программы испытаний. Такая ситуация сейчас категорически невозможна. Кроме того, что в настоящее время действие персонала жестко регламентировано в соответствии с международными признанными подходами и документами, с каждого блока всех АЭС в кризисный центр концерна «Энергоатом» передаются в реальном времени сотни параметров безопасности. Это обеспечивает полный независимый от персонала контроль.

— конструкция реактора АЭС допускала при ошибочном поведении персонала разворачивание аварии. После 1986 года системы безопасности атомных станций в нашей стране и за рубежом были максимально усовершенствованы, чтобы максимально исключить фактор человека.

— решение о передаче атомных станций в Минэнерго СССР было ошибочным. Были нарушены практически все заповеди культуры безопасности в атомной энергетике. Персонал Минэнерго состоял из людей неподготовленных для эксплуатации АЭС.

Миф десятый: Мир отказывается от атомной энергетики, потому что память о Чернобыле напоминает, об опасности радиационной катастрофы.

Реальность: 10 ведущих стран мира производят более 80% атомного электричества. Россия в этом отстает от всех развитых стран, которые в настоящее время приняли программы дальнейшего развития атомной энергетики. Еще более масштабные программы развития атомной энергетики приняты в развивающихся странах. В мире начался «ядерный ренессанс», потому что практически всем ведущим странам мира стало понятно — проблемы устойчивого энергообеспечения развития, в том числе экологические и изменения климата можно решить только за счет развития атомной энергетики.

Портфель заказов у Росатома на 10 лет рекордный – более 110 миллиардов долларов. Мы строим АЭС как в традиционных для нас странах – Финляндия, Венгрия, Индия, Китай, Иран, так и в совершенно новых странах, к примеру, в Турции и Египте.

«Это говорит о том, что все уроки аварий на АЭС мы выучили достаточно хорошо для того, чтобы завоевать долгосрочное доверие партнеров», — утверждает Рафаэль Арутюнян. По его мнению, которое он не устаёт повторять, мы напугали себя Чернобыльской катастрофой так сильно, что предстоит еще разобраться — как же мы так сумели, не имея на то никаких веских причин?

Метки: , , ,

Loading...

АНОНСЫ

30
сентября
Традиционные туристские соревнования «Памяти друга» — последние выходные сентября.. читать далее

Единая РОссия

Партпроект «Городская среда» разработал памятку для оценки жителями хода благоустройства дворов.. читать далее

РЕКЛАМА