Четверг, 27ое Июля 2017

Светлана Макарова: «Деньги должны зарабатываться теплом и любовью»

Апрель 20, 2017
Светлана Макарова: «Деньги должны зарабатываться теплом и любовью»

Полтора года назад в Новозыбкове начал действовать уникальный для нашего региона Центр помощи пожилым людям и инвалидам «Мы вместе» — автономная некоммерческая организация, первая в области такого типа. А «на подходе» еще один подобный центр — в Климово. Глубоко символично, что их учредитель и руководитель — женщина. Светлана Макарова, которую газета «Брянские факты» назвала «мать Тереза из Новозыбкова».

О себе она говорит так: «Я обычный человек». До сорока лет выпускница Тимирязевской сельхозакадемии Светлана Петровна Макарова трудилась в бюджетных учреждениях: централизованная бухгалтерия Воронежской областной администрации, финансовый отдел г.Новозыбкова (главный бухгалтер), казначейство (также главбух). Даже, случалось, замещала руководителя. И вдруг объявила об увольнении. Чем удивила многих: с хлебного места — в неизвестность? Ее пытались образумить. Но она видела свое будущее в бизнесе, в сфере услуг.

Светлана Макарова сейчас — член правления Новозыбковского отделения Брянского регионального отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ». Каждый раз ей задают один вопрос — почему же все-таки социальный бизнес? Он же требует огромного терпения, выдержки, милосердия… «Однозначно, эти качества должны присутствовать, — отвечает. — Но есть люди, которые не ищут легких путей, ставят перед собой определенную цель, пусть даже очень сложную. У меня такая душевная составляющая».

Сначала подумывала о детском садике — перед глазами был пример мамы, посвятившей жизнь системе дошкольного образования. Все детство Светланы прошло с ней рядом. Но перевесило другое. Пришла мысль: город в чернобыльской зоне, уезжает много молодых семей. А старики остаются. Хотят на родной земле дожить. Вот кто нуждается в помощи.
Стала обслуживать на дому. Средств особых не требовалось, в основном расходы были связаны с оплатой аренды офиса. Но скоро поняла, что полноценного ухода не получается. Жилье неприспособленное, антисанитария, хочешь человека вывезти на коляске на свежий воздух, но не можешь, потому что неудобные пороги, узкие двери… И он просто лежит прикованный к кровати. Вот если бы отдельный, общий дом…

«Пробивала» вопрос в администрации, на областном уровне. Говорила, какая болезненная эта проблема — уход за пожилыми людьми. Что в городе работает Чернобыльская программа, сдаются дома и можно было бы один из них передать под социальный проект. Обещала и свои средства вложить (которых, к слову, тогда еще у нее не было, да и самой как-то нужно было жить). Когда движим благородным замыслом, находятся и «железные» аргументы, и силы, и энергия донести его до тех, от кого зависит принятие нужного решения. Убедила!

И тут же организовала налоговые консультации и обучение бухгалтерскому учету молодых девчонок. Даже белорусов привлекла. А зарабатываемые деньги, как и обещала, стала вкладывать в предоставленный администрацией дом. Попутно осваивала нелегкую науку у авторитетных специалистов. Есть в Москве компания Senior Group. Её руководитель Алексей Сиднев прошёл обучение во Франции, в Англии. Оттуда привез новые технологии ухода за пожилыми людьми. У москвичей Макарова консультируется по разным вопросам. Даже в проводимых ими мероприятиях участвует. «Лучше учиться у таких людей, чем натыкаться на свои ошибки», — говорит она.

Центр еще не был до конца подготовлен, а уже пошла «клиентура». Родственникам 91-летней старушки, приехавшим в Новозыбков из другой области, дали квартиру в Белоруссии. Привезли к Макаровой: «Помогите… Если не поселите, не знаем, куда деть…». С этого и началось.

Сейчас на обслуживании в пансионате находятся девять женщин. Существенных доходов бизнес не дает, пенсий старушек хватает лишь на содержание учреждения, заработную плату, коммуналку, а на развитие, строительство их приходится изыскивать. Чтобы пансионат мог выполнять свою гуманную миссию и иметь при этом определенные перспективы, необходимо финансирование подопечных на уровне 20-30 тысяч рублей (в зависимости от физического состояния, заболевания человека). Однако реалии далеки от бухгалтерии. Кто-то из родственников доплачивает за своих стариков, кто-то — нет.

Бывает, что помогают в центре старушкам и бесплатно. Вот один пример. Привел священник бабушку. Беда у нее приключилось: прорвало трубы, весь дом затопило. Месяц прожила бедняжка в центре. Светлана Петровна: «Мы ее «вытащили». Единственное, что могли дать священники, — пожертвование в две тысячи рублей. Это наше благое дело, моя внутренняя составляющая, от которой я себя чувствую только крепче».

И тут самое время рассказать о коллективе. Он, по выражению хозяйки этого тёплого, душевного дома, уже отфильтровался. Причем лишь на первых порах были определенные проблемы с кадрами. В тот момент помогло ее собственное кадровое агентство. А дальше действовало сарафанное радио. Когда сообщила, какой конкурс был на три вакансии сиделок (а дежурство у них круглосуточное через сутки, нагрузка и физическая, и психологическая немаленькая, потому имеют двух помощниц для работы в дневные часы), страшно удивился: десять человек на место!

Неужели никто за прошедшее время не уволился? Были случаи. Но по собственному желанию — никто. Что опять же удивительно, учитывая характер работы и контингент. Для ясности: есть здесь женщины с болезнью Альцгеймера. Таких невозможно оставить одних. Есть и такие бабушки: дети пошли на работу, а они открыли в квартире газ, воду. Еще одну старушку привезли родственники — в другой деревне нашли, сидящей босиком: в окно вылезла и пошла искать свою маму. Заболевание мозга, и с этим ничего не поделаешь. Есть в пансионате две женщины — по возрасту далеко не старушки (1959 года рождения), но в ужасном состоянии: тяжелейшие последствия инсульта. Родные дети выбились из сил, привезли…

Поэтому главное её требование к персоналу — человечность. Сама в этом может показать пример: памперсы поменяет, вымоет старушку, переоденет, выполнит любую неприятную, грязную работу (а может ли она быть чистой и приятной, если человек лежачий?). Её принцип: «Деньги должны зарабатываться теплом и любовью. Чтобы люди нам платили не с горечью, не с тяжелым сердцем, а со светлым чувством». (Кстати, зарплата у сиделок за десятисуточное дежурство — 12 тысяч рублей.) Удивительный факт: клиенты благодарно руки сотрудницам целуют — где еще можно такое увидеть?

Доля престарелых граждан, вынужденных по воле обстоятельств доживать в казённом доме, подчас очень невесёлая. «Я много об этом думала, — говорит Светлана Макарова, — и за то, чтобы старики, как на Кавказе, жили в своих семьях. Но у нас иная действительность. Никогда не подвожу черту: только поселить. Беру на реабилитацию человека».

И тут еще спорный вопрос: где старому человеку лучше? Макарова убеждена: в центре старикам реально продлевают жизнь: «Ты принимаешь людей, которые на стадии параболой вниз, понимаете? Принимаешь и постоянно толкаешь: «Подожди, дорогая, нам рано с тобой умирать! Мы еще с тобой должны жить!» И жить не в пассивном ожидании исхода. В центре стараются привнести в их будни что-то позитивное. Устроили для бабушек посадку цветов, и надо было видеть, как старались они. А потом ухаживали за растениями. Организовали для них творческие занятия (моторику рук развивали) — альбомы с их рисунками хранятся в центре. Разве можно представить, чтобы у себя дома они рисовали?»

С волонтерами — учащимися местных учебных заведений сотрудничество налажено. Поначалу трудно им было преодолеть комплексы. «Ребята, — говорила Светлана Макарова, — никто не гарантирует, что вы не станете такими». А теперь представьте, уважаемые читатели, картину: принаряженная, с медалями бабушка, по определению лежачая, в сопровождении опекунов выезжает (сидя в коляске!) из пансионата и едет в городской парк, а затем в сквер, где установлен памятник Скорбящей Матери. Сколько позитивных эмоций у старого человека!

И даже спортивные состязания им устраивали: кто дальше шарики бросит. «Они — как дети маленькие. С ними разговариваешь и реально понимаешь, что в стадии ребенка», — говорит Светлана Петровна.

Все подопечные — это ее семья. Не забывает и тех, за кем прежде ухаживала на дому. Приглашает на праздники. Специально такси для них заказывает.

А еще старается сохранять родственные связи у подопечных. Это, говорит, очень важно. У одной бабушки дочь в Америке. Включает скайп и сама с ними плачет.

Потому считает, что периодически старушки должны возвращаться к своим близким. Сейчас ту, что первой поселилась в центре и которую в буквальном смысле слова здесь поставили на ноги, дочь на время отпуска забрала в Белоруссию. Макарова позвонила, настояла: «Вы должны видеть её. Это ваш род, ваш человек».

Не жалеет ли она сейчас, получив реальное представление о выбранном бизнесе, что вошла в эту порожистую, норовистую реку? «Нет, не жалею», — звучит ответ. Хотя, считает, можно было бы ограничиться налоговыми консультациями. Они дают постоянный доход. Но там нет связи с жизнью людей. Да и не каждый может вести социальный бизнес. Вот в Брянске попробовали организовать нечто подобное — не получилось. Все оттуда идёт. Из души.

Да, ей непросто. Сама признает: «Я прохожу трудный путь». Социальный бизнес сегодня нуждается как минимум в трёх составляющих: имущественной, финансовой и законодательной. То есть в налоговых и кредитных льготах. Чего пока нет. Но, видимо, Господь любит ее. В особо сложный момент вдруг появляется на жизненном пути кто-то, кто помогает «вырулить».

Очень довольна, что сложились добрые отношения с департаментом семьи. Говорит: «Мы не конкуренты, а друзья. Как друзья еще одной категории: административному ресурсу, опекам и всем остальным, семьям. Это обязательно должно быть. Почему? Государственная структура имеет свои ограничения: «Лежачих старичков не берем». А представляете, сколько их? Вот здесь и выручит бизнес».

Надежды вселяет и наметившийся в последнее время поворот государства в сторону социальных проектов, в частности намерение частично компенсировать расходы учреждений.

Когда человек наполнен любовью, силой своего характера, он не говорит: «Я не могу». Делает. Вот-вот и в Климово, по просьбе местной администрации, она откроет Центр помощи престарелым и инвалидам. И это будет большим событием, ведь пока здесь нет для них ни одного специализированного учреждения. Миллион рублей собственных средств уже вложила Светлана Петровна в этот проект.

А вообще, говорит, для всей области судьба стариков — большая проблема. Ей и из Локтя звонили: «Помогите ради Бога! Мама на наркотических таблетках, мы уже не можем…»

На вопрос «Как же близкие к делу вашему относятся?» улыбается: «С пониманием и уважением. Сыну многие говорили: «У тебя такая мама! Как Мать Тереза!»

Метки: ,

Loading...

АНОНСЫ

4-6
августа
Фестиваль «Старая гвардия — новый формат!».. читать далее
22
июля
Брянская «ОПОРА РОССИИ» представляет: II этап гоночной серии ралли-спринта «Брянск».. читать далее

Единая РОссия

На приёме граждан в Брянске Николай Валуев решал девять проблем — «ЕР».. читать далее

РЕКЛАМА