Сергей Цуканов: «Мясо «Мираторга» экологически чистое. Гарантирую. Честно»

Когда-то в родном селе Сергея Цуканова — орловском Фатнево — было добротное хозяйство с молочной фермой, полями, засеянными зерновыми. Потом пришли кризис и полный упадок. Земля пустовала, а люди пропадали без дела. Сегодня здесь современная ферма «Мираторга», которой Сергей руководит второй год.

— Сергей, какой профиль у вашей фермы?

— Мы содержим материнское поголовье – сейчас это порядка пяти тысяч голов. Часть животных заселили при открытии фермы, а порядка двух с половиной тысячи коров и тёлочек прибыли к нам прошлой осенью. Мы обеспечиваем им надлежащий уход и осеменяем, чтобы получить приплод. Кроме того, мы доращиваем до определенного веса прошлогодних телят, их у нас сейчас 1 120. А весной начнутся новые отёлы. Ждём около четырех тысяч новорождённых.

— Технологии, условия работы отличаются от тех, к которым вы привыкли, работая в постсоветском хозяйстве?

— Даже сравнивать трудно. Во-первых, мясное животноводство – это совсем новое для нашей страны дело. Здесь, на ферме, все компьютеризировано, вся информация фиксируется в базы, участие человека в жизни животных минимальное. Для людей созданы отличные бытовые условия, организован транспорт на работу и с работы для тех, кто живет не совсем рядом. Финансирование отличное, стоит подать заявку на запчасти для техники, на семена, да на все, что оперативно требуется в работе, тут же получаем.
И сами животные абсолютно другие, абердин-ангус, так называется порода, которую мы содержим, круглый год живет под открытым небом, она комфортно чувствует себя на улице и в жару, и в холода, такие, как сейчас. На ферме не предусмотрены стойла, зимой кормушки наполняются качественным, сытным кормом прямо в полях. Поилки у нас с подогревом. Летом животные пасутся сами, для этого мы засеваем поля проверенными сортами многолетних трав. Никаких химических добавок, никаких стимуляторов животные не получают. Только своевременные прививки и лечение, по необходимости.

— То есть вы гарантируете, что мясо под брендом «Мираторг» экологически чистое?

— Гарантирую. Честно. Может, если бы сам не работал, то и не поверил бы. Всё-таки рынок сегодня заполнен продукцией, напичканной чем угодно. Но наши животные рождаются и растут у меня на глазах. Я знаю, что кроме травы они ничего не едят, что зимой им дают силос и сено из той же, выращенной на нашем предприятии травы. А на фидлоте, где идет откорм бычков на убой, кормят исключительно зерном кукурузы, тоже выращенной в «Мираторге». Кукуруза сама по себе питательна, а тут зерно еще расплющивают, и оно ферментируется в собственном соку, благодаря чему лучше усваивается. Так что в натуральности и безопасности мяса я уверен. Не случайно его продают во многие страны мира, где требования к качеству очень высоки. Не думаете же вы, что на экспорт растят каких-то особенных животных. При таком объёме производства это просто невозможно.

«Мираторг» сегодня флагман агропромышленного сектора страны. Фермы работают и строятся в Брянской, Калужской, Орловской, Тульской, Смоленской и Калининградской областях. Это колоссальное количество рабочих мест на селе, ощутимые финансовые вливания в местные бюджеты, тысячи гектаров возрождённой земли, современная техника, с помощью которой её возделывают. Это достойные белые зарплаты и, конечно, качественная продукция под брендом, который знают даже дети.

— Фатнево ваше родное село?

— Да, родился здесь, окончил школу. Родители здесь же трудились. Мама сорок лет проработала телятницей, дояркой в колхозе.

После окончания техникума по специальности инженер-механик, отслужил в армии и тоже пришел работать в родное хозяйство. Я уже тридцать лет своей жизни посвятил этой земле.

— Как строилась ваша карьера?

— Не просто, не стану скрывать. Из самого светлого за время работы в прежнем хозяйстве – собственный дом, который нам колхоз построил, когда я женился. В нём и сейчас живём, в нём две наших дочери выросли. А так с 1995 по 2007 годы работал начальником животноводческого молочного комплекса. Помните, что это было за время для агропрома? Выжить можно было только за счет кредитов, которые сначала никто не давал, а потом их не с чего было возвращать. В 2014 году стал руководителем этого же хозяйства. Принял его с огромными долгами, перспективы никакой, но и бросить не мог. Помню, как мне предложили привлечь инвесторов, да иначе и шансов не было. В итоге инвесторы пришли, заложили под кредиты всё, что оставалось, развалили, обанкротили и исчезли. Только пустующая земля и осталась. Так мне горько было! Уехал сначала в Калугу, потом в Москву работать водителем. Выбора у нас ни у кого тогда не было. Все мужики поехали на заработки. Только толку от этих денег нет.

— Почему?

— Дома от этих вахт одно горе, ссоры. Да и на заработках мужики живут в чудовищных условиях, пашут, приезжают домой хотят отдохнуть. А какой в брошенных селах и деревнях отдых? Пьянство. Вот они быстро и проматывают деньги, что привезли.

— А сейчас как с пьянством? На ферме?

— У нас это просто невозможно. Очень строгий контроль: утром перед выходом на работу, и вечером, после смены. И в течение дня еще бывают выборочные проверки. Так что сотрудники понимают, если работой дорожишь, будь трезвым. Да и чего пить? Если рядом с домом появилась не просто работа. А работа достойная, с белой зарплатой. Какую больше нигде не сможешь получить. Хочешь сам копи и покупай машину, жильё. Хочешь в кредит бери. Всем ведь комфорта, высокого качества жизни хочется. И «Мираторг» позволяет его получить. Работая здесь, ты можешь быть уверен в завтрашнем дне.

— Как вы-то из Москвы вернулись?

— Когда агрохолдинг начал строить ферму в Фатнево, пригласили на работу агронома, с которым раньше в нашем хозяйстве вместе работали. Он меня компании рекомендовал, а мне посоветовал к «Мираторгу» присмотреться. Когда пригласили, я после прежних инвесторов не скрою, не без опаски предложение принимал. Но после обучения и стажировки на уже действующих фермах предложение принял смело.

Конечно, как и любой добросовестный труд, работа на ферме не простая, особенно поначалу. Но ведь и результат налицо. А главное, это моя земля, моя история, я каждый ее клочок знаю, каждый человек мне знаком. Здесь мой дом, моя семья, о чем еще мечтать?

— Сотрудники тоже местные?

— Практически все. Это моя принципиальная позиция брать на работу тех людей, на которых можно положиться, которым можно верить. Поэтому многие коллеги из тех, с кем вместе преодолевали трудности в прежнем хозяйстве. Это основной костяк. Можно, конечно, привлекать специалистов из других регионов, иногда это действительно нужно. Но операторы, механизаторы должны быть местные. Они и относятся к работе серьезнее, и к технике – бережнее, и спросить можно. Они же вот здесь, рядом. Да и работу правильнее в первую очередь местным жителям обеспечивать. Любого можно научить, к каждому найти верный подход, заинтересовать, раскрыть потенциал. В этом и вижу свою основную задачу. Людей нужно беречь, не секрет, что квалифицированных кадров сегодня не хватает, и на селе в том числе.

— У вас и дочь Анастасия работает в «Мираторге». С вашей подачи?

— Это наша младшая дочь, ей 22 года. Работает она по своей специальности – подбор персонала, в Брянской области, в головном подразделении компании. Конечно, она видела, как я работаю на ферме, какую зарплату и насколько вовремя получаю, поэтому сделала свой выбор тоже в пользу агрохолдинга. Она еще молодая совсем, пусть пробует себя, свои возможности. Мы, конечно, волновались, отпуская в другой регион, но дочь решительно поставила точку: мне нравится, буду работать. Жилье ей компания снимает, все наладилось, так что мы успокоились. Желаем ей успехов. Пусть сама развивается и помогает развиваться предприятию.