Современный агроном должен быть еще и продвинутым инженером – Андрей Балыко

В советское время агроном был большим человеком на селе: уважаемая профессия, хорошая зарплата и понимание, что от его решений зависит результат труда всего колхоза. Потом сельское хозяйство оказалось не у дел, а вместе с запустением и развалом на обочине жизни оказались даже лучшие специалисты. Как они выжили и как вернулись к любимому делу? Об этом история регионального агронома «Мираторга» Андрея Балыко, который в самые тяжелые времена знал: без сельского хозяйства не будет страны, а значит — жизнь на село вернется, главное, чтобы у земли появился хозяин.

— Андрей, почему вы изначально выбрали специальность агронома в качестве профессии?

— Я родился и вырос в Стародубском районе, казалось правильным и логичным связать свою судьбу с сельским хозяйством, поэтому и получил диплом профильного вуза. Вот только сельского хозяйства как такового к тому времени уже не осталось. Все еще помнят заросшие поля, развалившиеся колхозы, безработицу и тотальное пьянство. Мне, как любому молодому мужчине, хотелось зарабатывать, поэтому поехал покорять сначала Санкт-Петербург, позже перебрался в Москву, все-таки ближе к дому. В столице мои агрономические знания, разумеется, никому не требовались, работал завскладом. Две недели там, потом домой, это изматывает. К тому же я планировал создать семью, понятно, что с такой работой это было невозможно.

К счастью, в то время уже стали открывать первые фермы «Мираторга», одну из них буквально в пяти километрах от дома. И знакомые ребята, которые работали там операторами-животноводами или ковбоями, позвали меня. Я присмотрелся, конечно, сельское хозяйство – это не охранником на стуле, здесь голова нужна и работа непростая, но главное, что можно жить дома, рядом с родными. К тому же зарплата была на удивление не сельская, а очень даже конкурентная. Можно было смело отказаться от вахты в Москве.

Сегодня в нашей компании она в среднем составляет 35 тысяч рублей, выплаты два раза в месяц, компания делает все необходимые отчисления, никаких «серых» схем, можно планировать свой бюджет, у банков вопросов не возникает. Для сельских жителей это очень важно.

— Как долго вы оставались ковбоем и почему вдруг переквалифицировались в агрономы?

— Полгода примерно работал оператором (так в «Мираторге» называют ковбоев), освоил все навыки работы с лассо, верховой езды, бесстрессового обращения с животными. Все получалось, потому что и в компании умеют обучать, и работа интересная, хотя и физически тяжелая – это не офис, конечно.

А потом руководитель фермы, спасибо ему, пересмотрел мою анкету. В «Мираторге» вообще стараются внутренних людей поднимать, давать дорогу. Так вот, он обратил внимание, что у меня высшее агрономическое образование. В итоге мне предложили существенное повышение – должность агронома участка. Страшновато было: вроде образование есть, но опыта нет, а ответственность большая. Но я рискнул и благодарен, что в меня поверили, дали шанс, который, в другой компании я бы стопроцентно не получил.

В итоге, справились, но только потому, что в компании очень развито наставничество: чтобы тебя бросили в воду — учись плавать сам или на дно, такого не было. Мне помогали и коллеги с соседних ферм, и наши непосредственные руководители. Чем хороша практика: это колоссальная школа, которую в отличие от теоретического образования проходишь в короткое время и сразу не только учишь методики и узнаешь нюансы, но и видишь, как это в реальности работает, а не на страничке учебника.

— Сегодня вам 34 года, вы региональный агроном Брянского и Смоленского подразделений «Брянской мясной компании» АПХ «Мираторг» и у вас в подчинении несколько тысяч человек. Все верно?

— Звучит впечатляюще, но так и есть.

— Что входит в сферу вашей ответственности, и отличается ли сегодняшняя работа агронома от того, чему его учили в вузе?

— Очень сильно отличается. В мой функционал входит весь процесс растениеводства и кормозаготовки для «Брянской мясной компании». От обработки полей и посева кукурузы и трав, до изготовления силоса, сенажа и их хранения, внесение и производство удобрений – тоже сфера моей ответственности. И, конечно, внедрение новых и эффективных технологий.

Агроном теперь должен быть еще и продвинутым инженером, мы используем в работе сложные компьютерные программы, многие процессы механизированы. Конечно, об это ни в советское время, ни когда я учился на агронома, никто и не слышал. Освоить новые технологии можно только в компании, поскольку у «Мираторга» уже есть огромный опыт, и агрохолдинг не жалеет денег на повышение квалификации специалистов. В интернете такой информации тоже не найдешь: нужна и теория, и практика.

К слову, компания регулярно организует на базе своих предприятий практику для студентов аграрных вузов, поскольку хорошие специалисты, которые хотят работать и умеют думать головой, нам нужны. Если молодые люди проявляют талант и интерес к своему делу, они гарантировано получают не только практический опыт и знания, но и работу в холдинге.

А это сразу и хороший карьерный старт, и нормальная зарплата. Можно семью заводить.

— Как вам удается сохранять интерес к работе на таком высоком уровне? Многозадачность держит в тонусе?

— Возможно, а еще понимание того, насколько твой труд важен, прибавляются силы и энтузиазм, когда видишь реальные плоды своих трудов. Сердце радуется!

— Трудно даже представить, насколько интенсивной бывает ваша работа, как вы успеваете еще и отслеживать появление новаций?

— С окончанием аграрного сезона начинается период обучения, это традиция агрохолдинга. Учатся все опытные сотрудники, проходят переаттестацию, мы приглашаем специалистов из ведущих компаний-поставщиков семян и оборудования. Изучаем новый опыт, потом тестируем его и, если считаем нужным, внедряем. Предусмотрены разноплановые стажировки для сотрудников, в том числе и за рубежом. Мир не стоит на месте, мы движемся вместе с ним, развиваемся профессионально и развиваем предприятие.

Все новые работники тоже в обязательном порядке проходят обучение. Для этого агрохолдинг создал «Мясную бизнес академию». Вне зависимости от предыдущего опыта, новички посещают теоретические и практические занятия опытных педагогов и тренеров, досконально изучают производственные процессы, затем практикуются на передовых фермах и только после этого приступают к самостоятельной работе. Такой подход сразу же отражается на результате.

— Представители подразделения мясного скотоводства компании сегодня смело говорят, что стали серьезными конкурентами для европейских, американских и австралийских коллег, чем ответит растениеводческий дивизион?

— В этом году у нас побывали делегации из нескольких европейских стран, они были удивлены нашими результатами. Из-за засухи у них очень низкие урожаи, поэтому коллеги не скрывали обеспокоенности. Но я не считаю, что залог наших результатов только погодные условия. Мне приятно осознавать, что весь комплекс технологий и методик позволяет нам достигать тех же результатов, что и у иностранных компаний, где не было подобного российскому кризиса.

— «Мираторг» не перестает удивлять своим потенциалом к развитию, вы каким видите свое настоящее и будущее в этой компании?

— Знаете, я работал и в Москве, и в Питере – традиционно считается, что только там и можно подняться, а в провинции – мрак и гибель. А по факту, ни о каких профессиональных перспективах для меня в столицах и речи не шло. Так бы и тратил время жизни, просиживая на стуле или в лучшем случае, бегая с тачкой по стройке.
А здесь я на своей земле, дома и работаю в компании, которая уже не только по российским, но по мировым меркам, одна из лучших. А главное, в агрохолдинге масштабы таковы, что каждый сможет расти при должном отношении к делу. Все ребята, с которыми я начинал ковбоем, по-прежнему в «Мираторге», только они уже не на фермах – выросли, поднялись, работают тренерами, наставниками. Профессура, одним словом.

Как когда-то мне, так и я советовал своим знакомым и родным работать здесь, и многие благодарны за этот совет. Белая, высокая, стабильная зарплата и социальные гарантии позволяют чувствовать себя уверенно. Я, например, теперь живу в Брянске, могу планировать свою жизнь, видеть перспективу. Многие работают очень близко от дома, всех остальных ежедневно доставляют на работу и обратно корпоративным транспортом.
Для тысяч людей «Мираторг» стал возможностью жить дома, трудиться на родной земле и гордиться своей работой. Потому что агрохолдинг не просто поднял сельское хозяйство с колен, он помог ему высоко держать голову.