59. НЛО - КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ В СССР. ХРОНИКА

Как мы уже знаем, неопознанные летающие объекты существуют столько же сколько существует человечество, а может быть и гораздо больше, особенно если принять теорию "космического посева", но, как бы, лицом к НЛО мы повернулись только летом 1946 года, когда в московском планетарии начались лекции-инсценировки. А. И. Казанцева и Ф.Ю. Зигеля "3агадка Тунгусского метеорита", загадка которую теперь некоторые учёные и не без основания, склонны рассматривать, как воздушный бой двух враждующих космических Миров (Светлых и Темных сил) в результате чего, один из объектов был сбит и взорвался над тайгой в районе реки Тунгусски. Японские исследователи, во всяком случае, считают эту версию весьма достоверной и располагают способами косвенных доказательств. Но речь сейчас не об этом. И так развитие общественно-научного изучения феномена НЛО в СССР можно условно разделить на ряд периодов: 1985-1955 г. г. - период зарождения. 1965-1958 - организационное оформление процесса. 1968-1975 - период кризиса и упадка в исследовании. 1975-1977 - период относительного "оживления". 1977-1985 - дальнейшее становление исследований и повторное их организационное оформление. 1985-1989 - период относительного застоя.

Современный этап изучения НЛО следует считать с весны 1989 года. Тогда перестроечным правительством были отменены ряд субъективистских административных ограничений, основанных на бездумном отрицании и неприятии того, что было очевидно всему миру. С 1955 г. старший преподаватель Московского пищевого института Ю.А.Фомин стал собирать зарубежную литературу об НЛО и знакомить с ними студентов и преподавателей. В 1959 году к нему присоединились Б. В. Макаров и З.М. Гуликов - инженеры одного из предприятий. 8 января 1961 г. в газете "Правда" появилась печальной известности статья академика Л. А. Арцимовича "Миф о летающих тарелках", определившая отрицательное отношение официальных и научных кругов к проблеме НЛО. На этой волне Ю.А.Фомин был исключён из членов общества по распространению политических и научных знаний и был вынужден отойти от активной борьбы за проблему НЛО. Наступил продолжительный "мертвый сезон". Только в мае 1937 г. Ф.Ю.Зигель отважно ринулся в атаку и при поддержке центрального дома авиации и космонавтики им. М.В. Фрунзе, добился создания общественного Комитета по изучению НЛО. 17 мая 1967 г. была созвана в составе 45 человек Инициативная группа во главе с генералов П.А.Столяровым, позже преобразованная в Комитет по НЛО уже в составе 250 человек. В Комитет входили: Заслуженный штурман СССР В.А. Аккуратов, писатель-фантаст А.П. Кузнецов, кандидат геолого-минералогических наук Н.Н.Сочеванов, кандидат технических наук С.П. Божич, лектор Московского планетария Л.С. Цеханович и другие.

10 ноября 1967 года Столяров и Зигель выступили по центральному телевидению, "распечатав" для миллионов телезрителей тему, отклики на которую и стали началом Советского каталога по наблюдениям за НЛО. В конце ноября 1967 г. , просуществовав чуть более полугода, Комитет по НЛО по настоянию председателя ЦК ДОСААФ, генерала армии А.Л. Гетмана был прикрыт. А 29 февраля 1968 г. газета "Правда" вторично, при помощи Э.Р. Мустеля, Д.Я. Мартынова и В.А. Лешковиева выступивших со статьей "Снова летающие тарелки?" окончательно отбила охоту советским людям заниматься всяческой "чепухой". И лишь почти через шесть лет глухого молчания, 31 мая 1974 г. ректор МАИ на свой страх и риск принял решение об изучении НЛО в стенах института. В 1974-76 г.г. Ф.Ю. Зигелем была подготовлена тема, но 28 ноября того же года, "Комсомольская правда" опубликовала статью Е. Парнова "Технология мифа", положившую начало серии статей, имевших единственную цель компрометировать проблему НЛО в глазах общественности.

Уфологию в нашей стране постигла печальная участь генетики и кибернетики, предопределившая наше хроническое отставание в электронике, связи, медицине и других жизненноважных направлениях науки. Только в конце 70-х , начале 80-х годов, по сути дела у нас начали создаваться неформальные и формальные группы исследователей АЯ (аномальных явлений) и НЛО, а 28 февраля 1984 г. при ВС ЕТО была создана Комиссия по АЯ в окружающей среде, председателем которой стал член-корреспондент АН СССР B. C. Троицкий. С января 1987 г. Ярославская группа по изучению НЛО приступила к выпуску первого в СССР переопического издания по АЯ и НЛО. В ноябре 1988 г. при Союзе НИО СССР начал функционировать комитет по проблемам энергоинформационного обмена в природе во главе с академиком АМН СССР В.П.Казначеевым, а 5 июля 1989 г. Комитет образовал Уфологическую комиссию, председателем которой стал один из основоположников уфологии в СССР, кандидат технических наук В. Г. Ажажа. Заместителем его был избран дважды Герой Советского Союза, лётчик-космонавт СССР П. Р. Попович. В 1989 году, и это ощутили все приверженцы темы, управление главлита СССР при содействии Совета Министров СССР отменило все ранее существовавшие ограничения на публикации сведений об НЛО. В начале 1990 года впервые в истории уфологического движения в СССР созвана ГОСУДАРСТВЕННАЯ организация "Союзуфоцентр", директором которого стал В. Г. Ажажа.

Пройдя сложный и противоречивый путь развития, уфодогия з СССР мало-помалу превращается в массовое движение, настойчиво добиваясь признания важности проблемы обществом и государством. Её успехи, несомненно, зависят от позитивного хода перестроечных процессов в стране, в экономических, социальных и интеллектуальных сферах, ибо НЛО такая же неприложная реальность, как наступивший день, как снег зимой, как зелень летом. Но борьба мнений продолжается. Если "Труд", "Рабочая трибуна", "Комсомольская правда" и другие издания, понимая важность, актуальность проблемы НЛО, всемерно поддерживают её, то, к примеру, "Литературная газета", "Советская Россия" и иже с ними большей частью негативно относятся ко всякого рода теориям, связанным с инопланетянами, параллельными мирами, короче со всем тем чем интересуется и занимается уфология. И это нормально, ибо только борьба мнений выкристаллизовывает истину, до которой, пока всем нам ещё, очень далеко.


Назад